Эвакуация Киева и помощь киевлян фронту


Главная    |<            >|

АНОНС, 9 мая 2017: открыт веб-сайт, посвященный освобождению г. Киева от немецкой оккупации осенью 1943 г.

Помощь киевлян фронту.

Сегодня принято говорить о работе советских партийных организаций с пренебрежением или не говорить о них вообще. Но так или иначе с началом войны партия стала важной движущей силой в мобилизации сил страны к войне.


Строительство оборонительных сооружений под Киевом. Июль 1941 г.[УССР]

В Киеве к началу ВОВ из 900 тысяч жителей насчитывалось 37 тысяч коммунистов.[УССР] Как правило эти люди занимали руководящие посты и должности, а значит реально влияли на жизнь города. Сегодняшний читатель с иронией воспринимает тогдашние партсобрания, но помимо выкрикивания лозунгов и пения "Интернационала" на них решались вполне серьёзные и нужные дела: меры по поддержанию элементарного порядка в городе, распределение продовольствия среди жителей, выделение помещений под фронтовые госпиталя, выпуск военной продукции, решение проблем транспорта и эвакуация предприятий Киева. 16300 партийцев[УССР] и 40 тысяч комсомольцев[ИстКиев] ушли в Красную Армию. А еще 1100 в июле-августе 1941-го были отправлены в партизанские отряды и заброшены в тыл врага. 10 тысяч членов партии эвакуировалось, а в самом городе осталось около 9,5 тысяч.[УССР]

Как уже упоминалось выше, жители города формировали народное ополчение (НО) и истребительные отряды. Последние создавались для борьбы с вражескими лазутчиками, диверсантами, парашютистами. Кроме партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп, о которых речь пойдет в следующей главе, к 30 июня город сформировал 13 истребительных отрядов (3400-3500 человек), a к 8 июля 19 отрядов НО (29400 человек). Дополнительно был создан общегородской комсомольский полк НО численностью 1450 человек. Всего же так или иначе за все время ВОВ в активной борьбе против врага приняло участие 200 тысяч горожан.[ИстКиев] Горкомпартии и штаб 37-й армии к сентябрю создал из киевской молодежи 23 отряда истребителей танков общей численностью 553 человека.[УССР]

9 августа 1941 г. генерал-полковник Франц Гальдер в своем дневнике провёл анализ мобилизационных возможностей СССР: "... Противник имеет в своём распоряжении для ведения дальнейших операций лишь крайне ограниченные силы. Если, исходя из имеющегося опыта, в основу расчёта положить, что на каждый миллион жителей можно сформировать две дивизии, то окажется, что количество выявленных на стороне противника дивизий является предельно возможным и не следует ожидать дальнейшего комплектования им каких-либо крупных формирований." Это очень наглядный пример полной недооценки возможностей Советского Союза немецким генералитетом. Количество только партийцев и комсомольцев города-милионника Киева, призванных на войну, превысило оценку Гальдера в два раза (принимая, что в одной дивизии около 15 тысяч человек)! Нельзя забывать о многих тысячах беспартийных горожан, вставших в ряды РККА, ополченцев или партизан. Думается, что киевляне могут служить наглядным репрезентативным примером усилий и напряжения всей страны в той очень трудной войне.

Жизнь города и его промышленность очень быстро перестроились на военный лад. Даже после формальной эвакуации таких предприятий, как "Арсенал", "Ленинская кузница", "Большевик", судостроительно-судоремонтный завод, обувные фабрики, мебельная фабрика им. Боженко и т.д., на них был начат выпуск противотанковых препятствий, военного снаряжения и обмундирования, колючей проволоки, скоб и гвоздей для строительства укреплений и препятствий, ящики для снарядов и мин, авиабомбы и мины. Химические заводы (напр. "Химэфир") освоили производство "коктейлей Молотова". Производился ремонт танков и автомашин, за июль-август киевские рабочие отремонтировали 780 единиц авто- и бронетехники.[ИстКиев] Киевский паровозовагоноремонтный завод и Дарницкий вагоноремонтный завод построили за время обороны города 3 бронепоезда упрощенной импровизированной конструкции ("Литер А", "Литер Б", "Литер В"). Существование четвертого бронепоезда "Литер Г" не подтверждается ни воспоминаниями ветеранов, ни архивными документами. Эти три БЕПО с командами из добровольцев-рабочих г. Киева оказали существенную поддержку войскам.[БЕПО] А Киевский судостроительно-судоремонтный завод имени Сталина 14 сентября 1941 г., за 5 дней до оставления города советскими войсками, спустил на воду отремонтированный монитор "Ростовцев", который был потоплен 27.08.41 г. во время авианалета у с. Сваромье, а через 4 дня поднят спасательными службами и отбуксирован в Киев. Таким образом этот корабль смог принять участие в отражении второго штурма города.[ПВФ] Помимо этого собирался металлолом и денежные средства в фонд обороны (300 тысяч рублей) и в фонд помощи раненым (ок. 1 млн. рублей).[УССР]


Баррикарды на ул. Крещатик, Киев. Лето 1941 г. (ЦДКФФАУ)[ОК41a]

В городе организовывались сандружины, питательные и перевязочные пункты, а также госпитали, куда свозили раненых не только с рубежей КиУР, но и с соседних участков фронта. За 15.7.-1.9.1941 г. через киевские госпиталя и больницы прошло 27000 раненых красноармейцев.[УССР] Распространилось донорское движение. В августе городская станция переливания крови отсылала в фронтовые госпитали около 60 литров крови в сутки.[ИстКиев] Пользуясь патриотическим подъёмом молодежи, советское командование не чуралось использовать даже школьниц и студенток на передовой. Добровольцы-медсестры М.С. Боровиченко (16 лет, будущий ГСС посмертно), Е. Мухина (20 лет), Л. Шекера (18 лет), К. Безручко (ученица 123-й школы) и др. в августе-сентябре 41-го под Киевом вынесли с поля боя и спасли десятки раненых красноармейцев.[УССР] Насколько оправданным был этот далеко не джентльменский шаг, судить сегодня очень трудно. Он вписывался в тогдашнюю тяжёлую военную обстановку и общую идеологическую атмосферу, но никак не входил в рамки обычной морали.

Имеются и два других факта использования гражданских лиц, жителей Киевщины, в интересах вооружённых сил. При чём в одном случае несовершеннолетним доверяли военную технику. Старшина 1-й статьи В.А. Тихонов, служивший на мониторе "Ростовцев" ПВФ, после тяжёлого ранения 26 августа, полученного близ с. Рудня-Толокунская на Днепре, был эвакуирован в Киев на полуглиссере (аэроглиссере, см. примечание 1 ниже), которым управляли два подростка(!). По словам старшины "настоящие герои". А через несколько дней крестьяне на телегах вывезли Тихонова с другими ранеными в глубокий тыл под Харьков[ПВФ]. Непонятно как снабжались и учитывались в потерях такие люди (павший комбатант или же убитое гражданское лицо), и были ли они после войны признаны как ветераны ВОВ.

Ещё раз необходимо подчеркнуть усилия сознательной и дисциплинированной части гражданского населения по строительству оборонительных сооружений. В июле была построена первая полоса обороны длиной около 60 км., усиливавшая линию ДОТов КиУР. К сентябрю были в целом закончены вторая (длина 43 км., глубина 3-5 км.) и третья линии обороны (32 км.). Необходимо отметить, что вторую линию оборону строили и ополченцы, которые позднее её и заняли как гарнизоны. Собственно полосы обороны делились на батальонные районы, прикрывавшие по 2-4 км. фронта каждый. В каждом батрайоне, помимо ДОТов, построенных до войны[КиурСтр], имелось около 20 ДЗОТов, 6 стрелковых огневых точек, 5 НП, 6 позиций для ПТО, окопы и ходы сообщения. Схема батрайонов первой линии обороны КиУР показана здесь. В самом городе на важных перекрёстках возводились баррикады, выставлялись противотанковые ежи и копались рвы. Подобные узлы были приспособлены для круговой обороны, в зданиях в центре таких узлов подготавливались пулемётные и артиллерийские огневые позиции. Баррикадные группы формировались из ополченцев-киевлян.[УССР] Дополнительно о строительстве оборонительных сооружений под Киевом смотри главу "Подготовка КиУР к боям"

Из дневника киевлянки И. Хорошевой о помощи фронту и укреплению обороны города:

25 июня 1941 г., среда
Над Киевом сегодня было 37 самолетов. Они пытались бомбить мосты, но им это не удалось. Мосты целы. ...
Все стремятся изобрести что-нибудь такое, чтобы оправдать свое существование во время войны. В "Комуністі" появилось Агитокно. ... Началась мобилизация на копание убежищ от бомб. Это примитивные канавы, глубиной в 1,5 метра, сужающиеся книзу. Называются они щели. Роют их везде - во всех садах, скверах и возле домов. Везде, где есть свободная от асфальта и камня земля. ... Мы столько говорили о своей готовности к войне, а теперь, когда война из угрозы сделалась реальностью, выяснилось, что убежищ, например, в Киеве нет.

26 июня 1941 г., четверг
... Группы самозащиты необычайно активны. С сосредоточенными лицами, сами, не боясь осколков, женщины ловят и загоняют в парадные проходящих. Но тревоги теперь не так часты, что нужно остановить из-за них всё движение и всю жизнь. ....

1 июля 1941 г., вторник
... Нас несколько человек работало сегодня на пересыльном пункте. Это в помещении школы устроен пункт, куда прибывают красноармейцы, здоровые, а иногда и раненые, отбившиеся или потерявшие свою часть. На пункте они бывают сутки или двое, получают назначение или находят часть и отправляются дальше. Нам положено проводить там читки, делать выставки, организовывать коллективные игры. Ничего этого мы не делаем. На пункте грязь и теснота. Бойцы хотят только спать и есть. Они прибывают усталые, грязные, голодные. Питание их организовано ещё плохо. Они сидят, лежат и спят прямо на полу, на скамьях и столах. Негде пройти, не только игры устраивать! Единственно, кого хорошо встретили - это двух девушек из нашего восточного отдела. Эти девушки говорят на всех тюркских языках, и все бойцы-нацмены обрадовались возможности поговорить на родном языке и объясниться с помощью переводчиц с начальниками пункта. Привезли обожжённых раненых. Один их них бился в припадке эпилепсии. На бойцов его припадок произвёл удручающее впечатление. Ничего мы не помогли. Хотим снова проситься в госпиталь. Состояние растерянности не проходит. По-прежнему везде полная бестолковщина, хотя уже прошла целая неделя с начала войны. ...

4 июля 1941 г., пятница
... Беженцы, которые занимают теперь помещения многих школ, сидят без движения. Это жены и дети наших работников, посланных раньше на работы в западные области. Некоторые из них бежали в чём стояли, без вещей, без денег. Многие из них потеряли детей в дороге. Одна из этих женщин истерически кричала вчера на улице возле 13-й школы. Ребята старших классов школ помогают беженцам. Устраивают их, когда они прибывают. Помогают организовывать питание, получение талонов на эшелоны, таскают вещи, детей. Сегодня видела мельком Алёшу Хирселова. Он мчался на велосипеде на вокзал устраивать беженцев из их школы на эшелон. Ребята - школьники и пионеры - выполняют сейчас гораздо более важную работу, нежели многие взрослые, которые хотят только уехать. ...

5 июля 1941 г., суббота
... Меня не отпустили на окопы, так как я, хоть и без всякой пользы, должна быть на пересыльном пункте. ... Нюся, Элеонора Павловна и ещё несколько человек из преподавателей консерватории сегодня работают в госпитале на Дегтяревской. Они носят раненых с поезда в госпиталь. ...

6 июля 1941 г., воскресенье
... Консерваторские женщины продолжают носить раненых. Они приходят измученные не только от тяжести работы, но ещё от невозможности помочь. Раненые тяжёлые, преимущественно обгоревшие. Раны гноятся. На них садятся мухи, усиливая и без того нестерпимую боль. ...

16 июля 1941 года, среда
... На улицах тихо, менее людно, город словно замер. Роют окопы на главных улицах. Уже вырыли глубокие рвы поперёк Театральной улицы, Стрелецкой, Ворошилова, Лютеранской. Командуют копанием окопов красноармейцы. Роют их мобилизованные для этого женщины, которые работают ещё в учреждениях. Бывают случаи, когда проходящих по улице останавливают и предлагают рыть. ...

6 августа 1941 года, среда
...У мужчин днем на улицах проверяют военные билеты. Ищут дезертиров. Уже по городу не роют окопов. Те, которые сделаны, не закончены. Но возле них никого нет. ...

12 августа 1941 года, вторник
... Много говорят о раненых. Их везут в город сотнями. Лёгких оставляют в Центральной поликлинике, оборудованной под госпиталь. Тяжёлых везут на Пушкинскую. ...

25 августа 1941 года, понедельник
... По-прежнему идёт мобилизация на окопы. Многие не хотят идти работать на них. ...

- Ирина Хорошунова[ИХор]

Эвакуация предприятий, ценностей и населения.

Обстановка первых месяцев войны была для СССР очень неблагоприятной. Требовалось в кратчайшие сроки перевезти в глубокий тыл огромные объёмы промышленного оборудования, лабораторий, библиотек и т.п. РККА смогла в августе стабилизировать фронт под Киевом, Черкассами и Днепропетровском, что позволило произвести достаточно хорошо организованную эвакуацию ценностей из центральных районов республики.

В Киеве организованно были вывезены заводы "Ленинская кузница", "Транссигнал" и другие. К примеру, "Ленинская кузня" за 11 дней (7-17 июля) отправила 500 вагонов промоборудования, 1350 своих рабочих и 3000 членов их семей.[УССР] А вот как эвакуировался известный ещё с царских времён завод "Арсенал". Под руководством специально созданного эвакштаба с 27 июня начался вывоз оборудования. По графику, вручную, так как не хватало механических средств, с фундамента было снято 4 подъёмных крана, 4 паровых молота (10-12 тонн каждый), 3 паровых пресса (5-10 тонн каждый) и т.д. Всего на восток это предприятие отправило 36 эшелонов имущества (1100 вагонов).[ИстКиев] Со второй недели войны вглубь страны эвакуировались киевский университет, АН УССР, медицинский и индустриальный институты, консерватория, киностудия, театры и музеи. К началу сентября из города вывезли 197 предприятий.[УССР][ИстКиев] То, что не успевали или не могли эвакуировать, приводилось в негодность.

Остаётся только догадываться какие усилия приложили наши железнодорожники, чтобы по всего двум магистралям Киев-Полтава и Киев-Чернигов обеспечить не только эвакперевозки, но и перевозки в интересах армии. К тому же железная дорога регулярно находилась под ударами вражеской авиации.

Сложно оценить качество и слаженность организации перевоза киевских предприятий на восток. Ведь эвакуация завода - это огромная операция, любые проколы и несостыковки сказываются на техническом состоянии оборудования и сроках ввода эвакуированного завода в эксплуатацию на новом месте. В качестве примера ниже приведены воспоминания о том, как такая эвакуация виделась простыми служащими и рабочими:

... На второй день я посетил один из заводов нашего треста. Демонтаж оборудования подходил к концу. Практически такой демонтаж сводился к варварскому уничтожению машин и станков: многочисленные мелкие части машин сваливались на открытые грузовые вагоны и так, не смазанными, не прикрытыми, их везли куда-то за Урал. Детали одной и той же машины попадали в разные вагоны, иногда в разные составы. На моё замечание механик завода А., пожал плечами, сообщил:

- Всё равно всё пропало: если что-то и доедет до Урала, то всё равно это будет лишь металлолом. ...

На других заводах демонтаж проводился в тех же условиях. То, что было тяжёлым - уничтожали на месте. То есть, допустить, что оборудование вывозили как металлолом, тоже нельзя. Преступное халатное отношение к импортным дорогим машинам нужно объяснить лишь абсолютным советским бардаком и осознанным саботажем.

- Федор Пигидо-Правобережный[ФПП]

Кроме того эвакуировалось более 300 тысяч человек населения (т.е. каждый третий горожанин!).[УССР] Из них, как уже говорилось, 10 тысяч членов компартии, что опровергает байку о том, что "бежало только начальство и коммунисты". Да, партэлита и руководство бежало чаще, чем простой люд, так как у первых имелся доступ к транспорту, деньги и связи, да и на милость оккупационных властей рассчитывать не приходилось. Но если обстановка на фронте позволяла, то эвакуировали и большое число простых смертных. Сложно сказать, входят ли в эти 300 тысяч люди, которые покинули город по собственной инициативе. Такая самостоятельная эвакуация происходила и была связана с начавшимся дефицитом продуктов в городе, а так же с закрытием многих предприятий и учреждений. На это накладывались раздражение и злость взрослого населения на власти:

... На улицах, не смотря на ранний час, много людей. За городом уже чётко обрисовалось основное течение: бОльшая часть [эвакуирующихся] двигалась в направлении от города на юг (прим. - что логично: на западе немцы, на севере припятские болота, а переправы на восток под контролем военных). Всё это идёт пешком, с большими и маленькими тюками, часто с детьми... Это преимущественно крестьяне, которых в годы 1929 - 33 - 37 село выкинуло в город, и которые, спасаясь от голода и преследований, покинули родные нивы ... Теперь всё это шло назад в село. ...

- Дак на село, - говорит рыжий, высушенный до последней возможной степени дядька, ... - А забыли, как в 32-м и 33-м годах гнали нас из города, когда мы голодные приходили купить хлеба, когда мы отдавали хорошую льняную рубаху или шерстяную юбку за буханку хлеба? Забыли как гнали нас из хлебной очереди - мол, "зеленовцы", бандиты, работать не хотите... "В колхозы - работать", а теперь - до села?

- Федор Пигидо-Правобережный[ФПП]

Важной подтемой эвакуации населения является вывоз мобилизационного резерва в глубокий тыл. Из 900 тысяч населения города таких людей в возрасте 14-23 года было оценочно около 50-60 тысяч. Отдельной темой является анализ данных о том, сколько действительно людей из этого числа достигло к поздней осени 41-го, условно говоря, Ростовской или Сталинградской областей. Имеются свидетельства о ситуациях, когда в условиях немецкого наступления советское руководство забывало вывести таких людей дальше в тыл, о отвратительной организации и часто низкой дисциплине самих мобрезервистов. Впрочем, сложно осуждать подростков, оказавшихся в тяжёлой неясной обстановке первой военной осени:

... Болик поступил в училище фабрично-заводского обучения - ФЗО - и запрезирал было нас, став рабочим классом, но тут началась подлинная война, его мобилизовали на строительство оборонительных сооружений, "на окопы", как все говорили тогда, и он исчез.

... И вдруг по нашему кутку разнеслась новость: Болик пришёл. Я кинулся к нему. Мама его копошилась над ним, он ел картошку, давился, рассказывал:

- Рыли ров, длинный, гадюка, через все поля. Народу тыщи, профессора всякие, девчонки. Кашу из котлов давали. "Мессер" как налетит, как даст из пулемётов - смотрю, мой профессор лежит и стекол в очках нет... А я в сене прятался.

Потом появились немецкие танки, и все побежали кто куда. Болик шёл через леса и поля, спасался от "мессеров" в болоте. Его трясло, било, когда он говорил о них, он ненавидел немцев так, что заикался:

- Летит прямо на тебя, нацелится, вот ты ему нужен, твоя смерть - и никаких, хоть кричи, хоть плачь, хоть падай...

- Анатолий Кузнецов[АВК]

А вот ещё одно свидетельство:

Мобилизованные резервисты пешком отправлялись в направлении Полтава - Харьков. В таком порядке было "мобилизировано" и пешком отправлено на восток большинство молодёжи с высших и средних учебных заведений, также как и "мобилизованные" и пешком отправлены на восток дети от четырнадцати до шестнадцати лет из так называемых школ фабричного обучения и ремесленных училищ, ... Все эти мобилизованные переходили по мостам через Днепр и оставлялись полностью на произвол судьбы. Питание по дороге было организовано очень плохое, или, более правдиво, никак не организовано: бедолашные "мобилизованные" пробивались именем Божьим. Двое юношей - сыновья моих хороших приятелей, - которых также пешком отправили в Харьков, рассказывали мне про свои злосчастия. (Как и другие, они тоже убегали и с конца июля до прихода немцев перепрятывались в Киеве). За день-два мобилизованные резервисты и всякого рода молодежь начинали разбегаться. Множество таких беглецов можно было видеть на всех дорогах и тропах Правобережья. Я сам, живя с 10 июля в селе, собственными глазами видел десятки таких 14-16-летних "дезертиров", которые пробивались к своим матерям. Несколько таких "дезертиров" в июле ночевали и питались в нашей хате.

- Федор Пигидо-Правобережный[ФПП]

В сельском хозяйстве также принимались энергичные меры. Местные органы власти организовывали перегон общественного крупного рогатого скота, лошадей и овец в тыл, а поголовье свиней предполагалось передать на месте воинским частям и на мясокомбинаты. Так к 16.8.1941 г. с Правобережной Украины было принято 1746 тысяч голов общественного скота, а всего со всех районов республики к 25 октября 1941 г. - 6 млн. голов скота. Также благодаря стабилизации фронта по Днепру удалось вывезти на восток из центральных частей УССР к 23.9.1941 г. около 1,25 млн. тонн зерна. Но тем не менее вывезли не всё - на украинских заготпунктах противник захватил к концу октября 0,9 млн. тонн зерна.[УССР]

Эти официальные данные не описывают качественную сторону данной проблематики. Например, трудно ответить на вопрос о том, сколько из "принятого" скота было безповоротно ослаблено перегоном на Левобережье и вскоре умерло, каким было общее состояние здоровья скота. Если часть больного или вкрай ослабевшего скота забивали на пунктах приёма, то как и где потом перерабатывалось мясо - ведь многие мясокомбинаты эвакуировались на восток. В каких условиях хранилось вывезенное зерно, сколько попортилось во время перевоза или вскоре по приему на новом месте. Не следует думать, что дезорганизация царившая в то время в рядах отступающей Красной Армии не существовала в тылу. Явное головотяпство, бардак, саботаж и нежелание выполнять свои обязанности по целому ряду причин имелись повсеместно. О угоне скота и вывозе зерна на восток:

Триполье я прошёл ещё днём. Поднялся от местечка на гору, до крайних хат и... ужаснулся: возможно ли это? Весь тот огромный луг от Триполья до Халепских гор, что порос справа овсом, а слева - пшеницей, покрыт стадами скота. Пшеница и овес в большой степени уже побиты - вытоптаны скотом. Я не мог понять: что это? "Диверсия врага" во время войны, когда каждое зернышко должно быть на учете? Да где у трипольчан и халепчан набралось столько скота? Я ведь хорошо знаю те голые приднепровские села (прим. - интересно подметить, что перегонщики-селяне гнали скот по полям и садам своих же селян-земляков, налицо равнодушие и личная безответственность населения)... Подходя к селу Стайки, километров в десяти от Халепья, я увидел толпу людей. Тут же, недалеко от пшеницы, стояло три трактора. ... Спрашиваю, что случилось.

- Та вы же послушайте, мужчина: вот выехали тракторами прикопать пшеницу. Мужчин забрали на фронт, а посевы уничтожают... Подумайте, мужчина, а что же мы дадим детям поесть? (прим. - а здесь уже явный пример направленной властями "тактики выжженной земли")

- Федор Пигидо-Правобережный[ФПП]

О путешествии на пароходе по Днепру из с. Стайки в Киев в середине июля:

Выше Триполья на левом берегу зарябило: куда ни брось взляд - повсюду рогатый скот, овцы, конский молодняк, телята. Вот на отмели Днепра лежит корова, что утонула; там, дальше, прибило к берегу двух свиней; вон там, возле кручи, несет на волнах огромную тушу вола... Вот посреди Днепра большой остров, на нем штук двести волов, коров, телят. Остров, видно, был густо покрыт ивняком. Теперь он полностью голый, видны только белые палки - остальное съедено скотом. От левого берега остров отделен протокой, метров 200. Скот, который видно нагнали с правого берега, доплыл до островка и отаборился здесь. ... Тысячи голов скота плыли недели две-три, колыхаясь на волнах, пока не прибьет до какой-то отмели или берега. Это тоже одно из проявлений "политики сожженной земли". Скот набирали в селах всего Правобережья и гнали за сотни километров к Днепру. Там заганяли его в реку: "плыви, мол, по воле Божьей" до левого берега. Сами же перегонщики, как мне потом рассказывали, на этом считали свою задачу выполненной и возвращались домой - каждый боялся оторваться от своей семьи, от своего села.

Мне говорили, что были назначены люди, которые должны были заботится о судьбе скота, перегнанного на левый берег Днепра, но их не было. Никто не котролировал этой работы. ...

Весь путь до Киева был усеян "социалистическим добром". Подъезжая уже к Киеву, ниже Корчеватого, я видел несколько сотен коров, которые безутешно ревели, очевидно требуя от людей, чтоб их подоили. ...

- Федор Пигидо-Правобережный[ФПП]

Так или иначе следует ещё раз особо подчеркнуть, что упорная оборона Киева позволила либо накорню уничтожить, либо вывезти в тыл очень многие предприятия, а также большое количество населения не только из самого города, но и из Черниговской, Полтавской и Харьковской областей.


Главная    |<    <<    >>    >|

Примечание 1: Пинская военная флотилия к 1941 г. имела около десятка полуглиссеров НКЛ-5 (двухместных) и НКЛ-27 (четырехместных). Это были разведывательные и посыльные суда с 50-100 сильным авиадвигателем, одним пулемётом, 1,2-1,4 т. и скоростью 35-60 км/ч.